Архи-текст: Роб Крие о понятии городского пространства

Лонгрид
25 октября
Лонгрид
25 октября

В рубрике «Архи-текст» сегодня – статья люксембургского архитектора Роба Крие «Типологические и морфологические элементы городского пространства». В ней теоретик рассуждает о том, какой ценностью обладает концепт пространства для городского планирования, и предлагает вернуться к оригинальной интерпретации этого термина. Статья сопровождается экскурсом в историю архитектуры и множеством отсылок к каноническим текстам архитектурной теории, но при этом сохраняет исследовательскую строгость формы и точность определений.

введение

Поводом для написания настоящей статьи стал вопрос об обеднении в современных городах традиционного представления о городском пространстве. Проблема городской среды знакома всем жителям, внимательным к окружающей среде, достаточно наблюдательным, чтобы замечать и сравнивать достижения городского планирования сегодня и вчера, а также имеющим решительность высказываться на эту тему. Необходимо четко определить, что мы называем городским пространством и каково его значение в рамках городской структуры? Таким образом мы сможем проанализировать, имеет ли это понятие ценность для планирования современных городов; если да, то почему. «Пространство» в таком контексте — широко обсуждаемая концепция. Я не собираюсь придумывать новое определение, но хочу вернуть в повседневный оборот оригинальное значение

определение концепции городского пространства

Если мы хотим прояснить концепцию городского пространства без использования эстетических критериев, нам необходимо объединить все типы пространств вокруг сооружений города и других локаций в понятие городского пространства. 

Это пространство геометрически ограничено множеством фасадов. Только ясное определение совокупности геометрических характеристик и эстетических качеств позволяет нам определить внешнее пространство как городское пространство. 

Противопоставление внутреннего и внешнего пространств постоянно учитывается в этой статье, поскольку пространства различаются и формально, и функционально. Внутреннее пространство, защищенное от погоды и окружающей среды, является подходящим символом частной сферы жизни. Внешнее пространство рассматривается как открытое и свободное для движения на свежем воздухе и включает подкатегории публичных, частично-публичных и частных зон. 

Ниже будут изложены и систематически классифицированы типы базовых концепций, лежащие в основе эстетики городского пространства. В процессе изложения будет предпринята попытка провести строгое разделение между точными эстетическими и размытыми эмоциональными факторами. Любой эстетический анализ рискует скатиться в субъективную проблематику вкуса. Бесчисленные дискуссии на тему эстетики доказывают, что визуальные и эмоциональные особенности, и так индивидуально отличающиеся, усиливаются огромным количеством социополитических и культурных установок — столь важных для репрезентации эстетических истин. Cтили истории искусств — например, барокко, революционная архитектура и т.д. — используются для построения единой целостной эстетической концепции. 

Однако стоит учитывать, что исторические стили почти всегда идентифицируются с общественным строем определенной эпохи. Конечно, с легкостью можно говорить, что вкусы правящего класса и современных ему художников полностью определили судьбу стилистических канонов европейской истории искусств между 1600 и 1730 годами. Для историка естественно рассматривать каждый период истории целиком: культуру, общественную мысль и события как единое полотно, где каждый из элементов спаян с другим. 

У творческого человека (художника, например) совсем другой подход. Решения, которые он принимает, воплощая свои эстетические взгляды, не всегда подчиняются четким логическим законам. Важную роль играет художественное чутье. Культурное развитие в разные эпохи — сложная канва взаимосвязанных явлений, которая впоследствии становится материалом исследовательской работы. Каждый из постулатов не меняется с течением исторического времени, и каждый период в истории искусств наследует предыдущему, вырастая из его эстетики и формальных законов. Чем полнее общество знает, принимает и осмысливает свою историю, тем свободнее оно обращается с историческими элементами стиля. Эта мысль важна, поскольку закрепляет отношения художника с признанным в качестве универсального богатства словарем предшествующих веков — и понимание наследия и временного потока истории искусств применимо к ХХ веку в той же мере, в какой к ХVII. 

Я не отстаиваю идеи эклектизма, но пытаюсь предупредить об опасности наивного понимания истории, что ведет к неверным выводам —  например, принижающим роль и значение римской городской архитектуры в сравнении с древнегреческой (что с исторической точки зрения неправда). Ошибки такого рода продолжают существовать и сегодня —  достаточно взглянуть на отношение к архитектуре XIX века. 

В наше время распространено удивительно искаженное чувство истории, которое можно охарактеризовать как иррациональное. Упорная битва Ле Корбюзье с Академией была не столько бунтом против истощенной стареющей школы, сколько сражением за статус первооткрывателя, получив который Ле Корбюзье вдохнул в идеалы школы новое и энергичное содержание. 

Так знаменитый «разрыв с традицией» подавался как мировоззренческий прорыв, а на деле был арт-провокацией. Архитектор отказался от идеи элитарного искусства и признания правящих классов. Это был бунт, оторванный от реальности: Академия продолжила существовать и изменилась сама — приняв, разделив, переработав взгляды Ле Корбюзье. 

Здесь я говорю о модерне как течении, а не об отдельных его гениальных представителях, которые возвышаются над «уровнем эпохи». Отрекшись от «элитарности» в искусстве, поколение на рубеже веков искало новые образцы для подражания. Одним из них стало народное творчество разных эпох и континентов, ранее не привлекавшее внимания. 

С этого момента началась череда открытий живописи, скульптуры, архитектуры, музыки народов, которые ранее считались неразвитыми. Их вклад в культуру впервые был оценен по достоинству — и без связи с уровнем общего развития стран, континентов, обществ. Другие художники искали материал для творчества в развитии теоретических идей и работали с примитивными формами и их динамическим развитием и трансформацией (абстракционисты). Новаторы находили вдохновение и смысл в социальной критике неравенства, используя формально простые методы (экспрессионисты). Разрыв с элитаристской художественной традицией был также проявлением борьбы художников за свободу от своих покровителей — правящего класса и его культурного диктата — борьбы, почва для которой готовилась еще до Французской революции. 

Мы уже рассматривали пример барочной городской разметки в рамках вопроса о единстве формы, содержания и значения. Стоит задать себе такие вопросы: 

  • Является ли получившийся результат свободным творческим выражением художника? 
  • Накладывались ли на автора художественные предпочтения класса заказчика, был ли автор принуждаем адаптироваться к их представлениям о прекрасном?
  • Объединять ли периоды, способствующие параллельно и независимо развитию сходных художественных взглядов и течений, основанных на культурных традициях разных стран и континентов — но совпадающих в социальных условиях?
  • А как быть с эпохами, во время которых появляются фундаментально отличные художественные решения, но на основе развития одной культурной традиции в одной стране? 

Как мы видим, имеют значение эстетические взгляды, художественная, меценатская и социальная среда, свобода художественного выражения, ограничения со стороны заказчиков, социальные табу, мода, уровень развития, технологии и их возможные сферы применения, общекультурные условия, научное знание, просвещение, природа, ландшафт, климат и т.д. Можно заключить, что ни один из этих взаимосвязанных факторов не может быть рассмотрен отдельно от остальных. 

Кратко очертив проблему, нужно предостеречь от слишком упрощенного, поверхностного ее рассмотрения. Конечно, стоит пытаться объяснить, почему определенные типы городского пространства, которые мы ассоциируем с XVII веком, возникли именно тогда. Но еще более интересным будет изучение реальных причин того, почему в ХХ веке городское планирование обеднело и в итоге было приведено к наименьшему общему знаменателю. 

Классификация, представленная ниже, не содержит оценочных суждений. В ней перечисляются основные формы, составляющие городское пространство, и ограниченный набор возможных вариаций и комбинаций. Эстетические показатели каждого элемента городского пространства определяются взаимодействием деталей. Я попытаюсь рассмотреть эстетику в связи со структурой и физической природой пространства. Двумя основными компонентами нашего исследования станут улица и площадь. Применительно к категории «внутреннего пространства» речь пойдет о коридоре и комнате. Геометрические характеристики обеих пространственных форм одинаковы. Они различаются только габаритами стен, которые их окружают, а также привычными, характерными для них схемами функционирования и движения. 

Площадь 

По всей видимости, именно площадь была первым открытием человека в использовании городского пространства. Она состоит из группы домов вокруг открытого пространства. Эта конфигурация позволила усилить контроль за внутренними пространствами, а также обеспечить возможность сопротивления внешней агрессии за счет минимизации поверхностей, соединяющих данное место с внешним пространством и таящих угрозу атаки. Такой своеобразный внутренний дворик быстро получил символическую ценность и был выбран в качестве модели для бесчисленного количества святых мест (Агора, Форум, монастырь, внутренний двор мечети). С изобретением домов, выстроенных вокруг центрального внутреннего дворика или атриума, этот пространственный паттерн стал моделью будущего. Комнаты располагались вокруг дворика в центре как отдельные дома вокруг площади. 

Улица 

Улица — продукт расширения поселений после застройки свободного места вокруг центральной площади. Она задает границы распределения земли и предоставляет доступ к отдельным земельным участкам. Улица имеет более выраженный функциональный характер, чем площадь. В силу своего размера площадь является более привлекательным местом для того, чтобы проводить свободное время, в отличие от улицы, на которой человек оказывается захвачен суматохой трафика. Уличные архитектурные декорации воспринимаются только в движении. Уличные разметки, которые мы получили в наследство от прошлых лет, задумывались для других функциональных задач. Планировались все они, исходя из масштаба человека, лошади и повозки. Улицы не подходят для потоков моторизованного транспорта, но в то же время остаются подходящими для циркуляции людей и деятельности. Они редко работают как изолированные пространства (например, в случае деревень, построенных вдоль одной улицы). В большей степени они предполагают восприятие их в качестве частей сети. Наши исторические города позволили нам понять бесконечность возможных пространственных отношений, производимых такой комплексной разметкой. 

типичные функции городских пространств

Городская жизнь протекает в публичной и частной сферах. Поведенческие паттерны людей одинаковы в обеих. Из-за этого способ организации публичного пространства в каждый из периодов истории оказывал мощное влияние на дизайн частных домов. 

Можно было бы даже вообразить некий социальный обычай, в котором равно проявлены индивидуальное и коллективное. Пусть это будет городская активность на открытом воздухе, действия людей вне знакомой территории своего дома, в публичном пространстве, в пути на работу, при покупках и продаже товаров, при отдыхе, досуге, в спортивных мероприятиях, при доставке грузов и т.д. Сегодня улицей именуют асфальт, поверхность для движения машин, но асфальт не имеет отношения к оригинальному значению термина. Естественно, транспортировка людей и товаров — одна из основных функций города, но на обычных скоростях движения ей не нужны аксессуары. 

Но когда мы переходим к движению жителей или общественного транспорта с умеренной скоростью, условия меняются. Сегодня не редкость — загруженный бульвар, где дорога запружена безвкусными машинами, а пешеходная часть забита уличными кафе (несмотря на загрязненный выхлопами авто воздух). Стоит взглянуть на планировочные проекты рубежа веков, как можно заметить, что в городах-космополитах (Париже, Риме или Берлине) воздух загрязнялся испарениями конского навоза, канализационной вони и мусорных отходов. Старая проблема городской гигиены, актуальная со времен первых городских поселений, но с одним отличием: люди травятся чаще угарным газом, чем конским навозом. С медицинской точки зрения мы больше не можем позволить себе подобную бульварную романтику. Пока автомобили в их нынешнем виде продолжают оккупировать улицы, они исключают другие способы использования этих локаций. Давайте же обратимся к краткому описанию основных функций пространства площадей и улиц. 

Площадь 

Эта пространственная модель прекрасно подходит для жилищных нужд. В частной сфере она подобна внутреннему дворику или атриуму. Это — старейшие типы городских зданий. Несмотря на неоспоримые преимущества, сегодня они потеряли свое былое значение. Они легко поддаются некорректной идеологической интерпретации, и люди боятся, что такой дизайн внесет нарочитый конформизм в их коллективный образ жизни или его философию. 

Понятно, что к этому привело определенное недовольство соседством. В то же время в ближайшем будущем концепция соседства и соответствующие типы зданий, скорее всего, будут внедряться снова — в связи с тем, что после исчезновения больших семей совместное проживание стало популярным среди небольшого количества молодых людей. 

В публичной сфере площадь ждала та же участь. Рынки, парадные площадки, церемониальные площади, площади перед церквями и ратушами и другие, оставшиеся от Средних веков, утратили свои изначальные функции и в большинстве мест сохраняются только посредством консервации. 

Потеря символизма в архитектуре описана в книге Зигфрида Гидиона «Пространство, время, архитектура». Этот труд подтолкнул мысль Ле Корбюзье в 1930-е и Йорна Утзона в 1960-е, и в нем выражалась надежда, что утрата символизма архитектурой может компенсироваться мощным импульсом художественного выражения. Именно этого автор ожидал и от новых строительных технологий. Я уже отмечал важность поэтического содержания и эстетических качеств пространств и зданий. Я не хотел бы обращаться к проблематике символизма со всеми ее этическими и религиозными обертонами. Также я хотел бы предупредить об опасности необоснованной путаницы в эстетических и символических категориях. Позвольте прояснить: когда я утверждаю, что Лувру вместо музея пошло бы стать жилым домом, замком или офисной постройкой, я говорю о пространстве или типе здания, а не о внешней детализации исторических и социополитических факторов, которые привели к такому структурному решению. Эстетическая ценность разных типов пространства независима ни от краткосрочных функциональных нужд, ни от символических интерпретаций, которые могут разниться из века в век. 

Вот еще один пример, который позволит прояснить этот аргумент. Многоэтажные дома с атриумами, существующие со Средних веков по сей день, были моделью для замков и дворцов в периоды Возрождения и барокко. Берлинские многоквартирные дома XIX века — это тоже дома с атриумами, хотя они ничем не напоминают дворцы. Каждый, кто знаком с архитектурой Палладио, должен сделать верное заключение из этих фактов. Свободное использование материалов не играет решающей роли в нашем случае. Если бы играло — Палладио давно уже был бы предан забвению. Так, я могу даже в XX веке построить здание с внутренним двориком без всякого стремления имитировать дворцовую архитектуру XVI века и не выступлю в роли социального класса, который ее произвел. Нет никаких причин не использовать в качестве модели для современной жилой застройки типы зданий, использованные ушедшими в прошлое династиями для дизайна их резиденций и демонстрации благосостояния (здесь необходимо добавить, что моя критика взгляда на эти архитектурные формы относится в основном к немецкой культурной сцене — в Германии доминирует ужасно зыбкое представление об истории). Ранние христиане не боялись адаптировать типы римских юридических и коммерческих построек (таких, как базилики) в качестве прототипов для своих религиозных строений. Ле Корбюзье заимствовал свои «зубцы» из архитектуры барочных замков.

Не найдется ни одной современной публичной площади, которая сравнилась бы с такими городскими площадями, как Гран-Плас в Брюсселе, площадь Станислава в Нанси, Пьяцца-дель-Кампо в Сиене, Вандомская площадь и площадь Вогезов в Париже, Пласа-Майор в Мадриде, Королевская площадь в Барселоне и т.п. Этот тип пространства ждет, когда его откроют заново. Это может произойти, только если, во‑первых, наделить площадь значимыми функциями, а во‑вторых — спланировать площадь в правильном месте, грамотно связав ее с общегородским планом. 

Какие функции подходят площадям? Конечно же, коммерческая деятельность, например — рыночная торговля, но в первую очередь —  деятельность культурная. Размещение общественных административных офисов, домов культуры и быта, молодежных центров, библиотек, театров и концертных залов, кафе, баров и т.п. В случае центральных площадей, если это возможно, стоит обеспечивать круглосуточную функциональную нагрузку. Ни в коем случае нельзя исключать использование в жилищных целях. 

Улица 

В жилых районах улицы служат зонами прогулок, движения и отдыха жителей в публичном пространстве. Расстояния, на которые дома должны отступать от улицы (как, например, указанные в действующих сегодня нормативах в Германии), настолько завышенные, что создать приятную пространственную ситуацию становится возможным только посредством различных ухищрений. В большинстве случаев для создания парков используются широкие пространства, которые должны прилегать к запасным выходам из общественных организаций. Уличное пространство будет функциональным, только если оно — часть системы, в основе которой лежит доступность для пешеходов. Эту систему легко разрушить следующими ошибками при планировании.

  • Если в некоторые дома или отдельные квартиры нельзя попасть прямо с улицы, а только с черного входа. В этом случае улица лишается жизнедеятельности. В результате внешнее и внутреннее городские пространства постоянно соревнуются. Характер пространства соотносится с уровнем публичной активности в обеих этих сферах.
  • Если гаражи и парковки устроены таким образом, что поток людей между машиной и домом не включен в уличное пространство.
  • Если игровые площадки расположены в изолированных зонах, чтобы сохранить интимность жилого пространства. Похожее невротичное отношение к соседям можно заметить в квартирах — если шум машин извне допустим, внутри детям не разрешено вести себя шумно.
  • Если в публичные пространства под открытым небом не разрешены инвестиции (на устройство аллей с деревьями, мостовых, малых архитектурных форм), потому что основной акцент приходится на внешний вид пространства.
  • Если не принимаются в расчет эстетические качества прилегающих зданий, фасады негармоничны, участки улицы бессистемно разграничены или масштаб границ не сбалансирован. Эти факторы играют формообразующую роль в поддержании функциональной связности улицы и площади. Необходимость согласовывать решения с городской «поэтикой пространства» должна быть так же очевидна, как и необходимость соблюдения технических нормативов. Это основа городской жизни, если быть объективным. 

Можете ли вы представить себе, что люди больше не занимаются музыкой, живописью, фотографией, танцами? Каждый ответит на это решительным отказом. Роль архитектуры, как правило, принижается. Ее видят как что-то осязаемое, полезное, практическое. Сегодня функцию архитектуры все чаще сводят к созданию уюта внутри домов и построению статусных символов на улицах. Остальное воспринимается в качестве глазури на торте, без которой можно с легкостью обойтись. Я настаиваю, что историческая эпоха, в которую архитектура утрачивает свое подлинное значение, переживает культурный кризис в обществе. Состояние современной музыки — типичный тому пример. 

Проблемы, связанные с улицами в жилых кварталах, о которых идет речь в этой статье, легко считываются и у торговых улиц. Разделение пешеходов и транспорта должно привести к изоляции пешеходных зон. Необходимо искать решения, позволяющие удерживать шум автомобилей и выхлопные газы вдалеке от пешеходов, не разделяя при этом сферы транспорта и движения людей полностью. На практике это означает появление многофункциональной зоны, создать которую можно с помощью технологий. Проблема устройства подобного пространства останется даже после исправления технических недостатков и дизайнерских провалов в разработке отдельных машин (шум, выхлопы и т.д.). Количество машин и их скорость остаются источником беспокойства. Сегодня вряд ли можно надеяться на быструю корректировку какоголибо из этих факторов. С другой стороны, очевидны катастрофические последствия этих проблем и те шаги, которые нужны будут для их решения. 

Не думаю, что правы те, кто думает, что процесс бесконечного обновления автопарка и перепроизводства транспортных средств захламит пригороды огромными свалками устаревших машин. Нужно отдавать себе отчет в том, что сегодняшняя стоимость машины и комплектующих доказывает, что не стоит ожидать фундаментальных перемен в долгосрочной перспективе. Мы видим серьезный конфликт интересов между инвестициями в машины и в жизнь людей, последствия этого противоречия выливаются в цену реставрации городского пространства (если общество вообще заинтересовано в проблеме ценности городской жизни). 

Вернемся к торговым улицам. Они должны планироваться иначе, чем улицы жилых кварталов. Они должны быть относительно узкими. Прохожий должен иметь возможность рассмотреть товары в витринах магазинов на другой стороне улицы, не пересекая ее. Это именно то, чего хотят и покупатели, и продавцы. Другой тип пространственной конфигурации торговой улицы воплощен в жизнь в старом городском центре Берна, где прохожие могут рассматривать товары в витринах магазинов, будучи защищенными от погодных условий аркадами. Этот тип коммерческой улицы до сих пор сохраняет свой шарм и функциональную эффективность. Пешеход почти не замечает дороги, которая расположена на нижнем уровне. Такое уличное пространство — хороший пример для нас. 

Вышесказанное справедливо по отношению к аркадам и проходам с застекленными крышами XIX века. Отчего-то сегодня они вышли из моды. С точки зрения систем проветривания помещать улицу в закрытый переход — нерационально. С другой стороны, современные автономные системы кондиционирования в коммерческих и офисных зданиях способствуют возвращению такой формы в моду. Защита от внешних факторов в наших широтах — это финансово обоснованное решение для торговых улиц. Сегодня почти не осталось улиц с аркадами, которые римляне заимствовали у греков (колоннады окружали греческую Агору), но руины можно встретить в Пальмире, Перге, Апамейе, Эфесе, Лептис-Магне, Тимгаде и т.д. 

Появление торговых улиц — выдающееся событие в истории городского планирования. Процветание римского правления привело к созданию универсальных и схематичных планов модификации колонизированных греческих городов. Главным было появление магистралей внутри однородной сети улиц — этого добивались за счет внедрения выдающихся архитектурных форм с важными функциональными характеристиками. Архитектурное убранство магистралей явным образом связано с торговой деятельностью и исполнено символизма, отличного от сооружений типа Агоры или Форума с их политическим или религиозным целепользованием. 

Идею торговых улиц пытался воскресить Вейнбреннер, предложивший схему усовершенствования Кайзерштрассе в Карлсруэ. Кенигсбау в Штуттгарте, над проектом которой работал Лейнс, выглядит частью улицы с аркадами в Эфесе. Римляне проявили поразительную работу воображения в совершенствовании этого типа уличного пространства. Так, изменения направлений магистральных улиц, обусловленные существующей конфигурацией города, маркировались воротами по образцу четырех частей света. По такому же принципу проектировались галереи Святого Юбера в Брюсселе. Этот прием позволяет разграничивать уличное пространство, уходить от бесконечности системы улиц в границы той или иной зоны. Необходимо отметить, что в редких случаях улицы могут расширяться до площадей без архитектурных изменений. 

Приемы, которые использовали планировщики римских и греческих городов для пространственных отношений, были преданы забвению после исчезновения Римской империи с карты Европы. Отдельные типы зданий (форум или базилика) сохранились в неизменном виде в Средние века, в монастырях например. Форум перестал использоваться в качестве публичного пространства. Совсем иначе дело обстоит в Северной Африке или на Ближнем Востоке, а также на территории Испании, где эти древние типы городского пространства сохранились почти без изменений вплоть до рубежа веков и возводились они традиционными методами. 

типология городского пространства

Чтобы описать типологию городского пространства, пространственные формы и их составляющие можно разделить на три основных группы, исходя из геометрической формы вида сверху: производные квадрата, круга или треугольника. 

Без сомнения, масштаб тоже относится к геометрическим характеристикам городского пространства. В этой типологии масштаб упоминается только мельком — значение пропорций внешнего пространства я собираюсь более подробно рассмотреть в другой статье. 

Модуляция отдельных пространственных типов:

1. Базовый элемент 2. Модуляция базового элемента за счет увеличения или уменьшения его внутренних углов с сохранением внешних габаритов 3. Углы остаются неизменными, но длина двух сторон изменяется пропорционально 4. Углы и внешние габариты меняются произвольно 

стадии модуляции:

1. Угловатое пространство. В нем совмещаются две части базового элемента c изгибом двух параллельных сторон 

2. Колонка показывает только сегмент базового элемента 

3. Добавление базового элемента 

4. Базовые элементы перекрывают друг друга или накладываются друг на друга 

5. Термин «искажение» вмещает в себя пространственные формы, которые сложно или невозможно описать

 

В последнюю категорию попадают формы, геометрический аналог которых определить сложно. Эти формы можно назвать порождениями хаоса. Фасады зданий могут быть искажены настолько, что их сложно выделить из общего пространства — к примеру, зеркальный фасад или полностью покрытый рекламой — так, что часы с кукушкой размером с дом стоят рядом с гигантским рожком мороженого, а на месте привычных окон размещена реклама сигарет или жвачки. Даже габариты пространства могут искажать его, полностью видоизменяя первоначальный облик. Колонка с названием «искажение» в этой таблице не заполнена — подобные формы не выразить диаграммой. Все указанные процессы изменения могут быть ровными или неровными. Существует огромное количество возможных секций здания, которые модифицируют базовые элементы <…>

Как секции зданий влияют на городское пространство:

1. Стандартная традиционная секция с двускатной крышей 

2. С плоской крышей 

3. С отступающим верхним этажом. Такой прием визуально снижает высоту здания 

4. С выступом в форме аркады или цельной структуры на пешеходном уровне. Такой прием «дистанцирует» пешехода от реального тела здания и вносит приятный человеческий масштаб. Такой тип секции, в частности, виртуозно применил Джон Нэш для своего проекта парка Кресчент в Лондоне 

5. На среднем уровне глубина секции здания уменьшается вдвое — это позволяет на нижнем уровне сделать расширенные этажи, а на верхнем — квартиры с выходами на балконы 

6. Произвольное разделение на террасы 

7. Скошенный фасад с вертикальными нижним и верхним этажами 

8. Скошенный фасад с выступающим первым этажом 

9. Ступенчатая секция 

10. Скошенная секция со рвом или отдельностоящим первым этажом 

11. Стандартная секция со рвом 

12. Здание с аркадой на первом этаже 

13. Здание «на ножках» 

14. Здание «на ножках» с промежуточным этажом с такими же опорами 

15. Скошенная площадка перед зданием 

16. Отдельно стоящее здание меньшего размера перед большим 

17. Сооружения с очень неглубоким уклоном, например — арены 

18. Здания с аркадами на уровне первого этажа и доступом к пешеходной зоне 

19. Здание с выходом на балкон 

20. Обратно-ступенчатая секция 

21. Здание со скошенными выступами 

22. Здание с выступами 

23. Здание с отдельностоящими башнями 

 

Каждому из этих типов зданий можно подобрать фасад, подходящий функциям сооружения и способу строительства. <…> Три базовых формы (квадрат, круг и треугольник) испытывают влияние следующих модулирующих факторов: поворачивание под углом, сегментация, дополнение, объединение, наложение или слияние элементов, а также искажение. Эти факторы могут приводить к геометрически правильным или неправильным изменениям всех пространственных типов. В то же время огромное количество возможных секций зданий влияет на характеристики пространства на всех стадиях изменений. Все возможные секции применимы к этим пространственным формам. 

<…> Все сложные формы могут быть с легкостью составлены исходя из трех пространственных типов и их модуляций. Разность масштабов, равно как и эффекты разных архитектурных стилей, производимых в городском пространстве, играет важную роль в отношении пространственных форм. 

Упражнения в дизайне можно «исполнить» на «клавиатуре», которую я только что описал. Помимо «формальных» процедур, на пространство влияют другие немаловажные факторы. Они связаны с правилами строительства, которые делают возможным архитектурный дизайн вообще, а еще более важно, каким образом здание будет функционально использоваться (именно это является существенной предпосылкой архитектурного дизайна). Таким образом, логика процедуры предполагает следующую последовательность: функциональный аспект, конструктивный аспект и итоговый дизайн. 

Морфологические серии городских пространств 

<…> Планировщик должен осознать все богатство пространственных форм, которое является наследием истории городского планирования. Разнообразие предполагает, что архитектор сможет обучаться на примерах, а впоследствии — внедрять их в собственные проекты. <…> Среди историков, равно как и среди обывателей, распространено наивное представление о том, что своеобразная «органичная» архитектура прекраснее синхронизированных групп зданий. На самом деле факты говорят об обратном. <…> Всякий, занимающийся исследованиями или планированием в области «городского пространства», обнаружит почти неисчерпаемое количество возможных форм, особенно если обратится к наследию старых городов. <…> Четкая и геометричная городская пространственная форма требует деликатного архитектурного подхода и высокого качества работы. Любая ошибка сразу же становится очевидной и портит общее впечатление. При использовании неправильных форм важнейшей характеристикой является многообразность. Недостаточное внимание к деталям не так сильно бросается в глаза, но тоже может испортить многое. <…> Широкая популярность средневековых площадей основана, во‑первых, на том, что площадь такого типа сложно представить в современном городе, а во‑вторых — на том, что площади окружены хорошей архитектурой. Наш век и в этой сфере не может соревноваться с наследием прошлого. <…> Ровные треугольные площади крайне редко встречаются в истории городского планирования. С другой стороны, существует много примеров средневековых площадей неровных и почти треугольных форм. Обычно их можно найти на развилках двух дорог. 

Крупномасштабные композитные планы 

Давайте рассмотрим самодостаточные системы типа «улица-площадь» римского периода. Форумы, как правило, прилегают к улицам. Но улицы при этом никогда не пересекают их. Даже пересечения в открытых точках отмечались римлянами с помощью разных архитектурных приемов — к примеру, в Герасе, Перге, Тимгаде, Лептис-Магне или Пальмире. В развитии типичной римской городской архитектуры важную роль играли здания с портиками, заимствованные у древних греков. Изначально греческая Агора была окружена одной или более колоннадами. Например, в Ассосе или Афинах — там было по две прямых колоннады. В Книдосе и Приене, с другой стороны, можно найти противопоставления прямой и подковообразной колоннады. <…> В своей книге «Основные формы европейских государств» Й. Гантнер рассматривает несколько стадий развития агор в Милете, обозначающих движение от пространственных систем открытого типа к закрытому. Агора в нижней части города Пергамон была открытым пространством, ограниченным со всех сторон, каркасом для которого служили три колоннады. Агора в городе Магнесия-на-Меандре также была закрытым прямоугольным местом, но окруженным со всех сторон двойными колоннадами. Две эти агоры служили рынками. Две гимназии в Приене были квадратными открытыми пространствами, окаймленными колоннадой. Римляне почти до предела усовершенствовали эти пространственные типы и архитектуру, которая родилась вместе с ними. Колоннады выросли в улицы с аркадами практически во всех важнейших римских городах. Следующим шагом в развитии была базилика. Этот пространственный тип представляет собой часть улицы с аркадой, закрытую и имеющую навес. 

Пройдя Старый Форум, который был окружен большим количеством изолированных зданий, сначала вы попадаете прямо на Форум Цезаря, прилегающий к Курии. Разделялись они колоннадой. Храм, достаточно просторный по сравнению с площадью, занимает добрую его четверть. Затем вы попадаете на Форум Августа. Он был примерно в два раза больше, чем предыдущий, и его внутреннее пространство организовано совсем иначе. Здесь храм уже не стоит обособленно, он задвинут вглубь и лишен тем самым заднего фасада. Чтобы расширить перспективу площади, напротив храма воздвигнута отдельная колоннада. Там, где заканчиваются колоннады, сделаны полукруглые боковые ниши, подчеркивающие проницаемость площади. 

Императорский форум в Риме был завершен во время правления императора Траяна архитектором Аполлодором Дамаскским. Пространственный разбор форумного комплекса практически невозможен: я нашел столько различных попыток реконструировать этот комплекс, что осознал, насколько сложно для кого-то, кто не является архитектурным историком, придумать убедительную версию. На самом деле не важно, корректна ли моя личная версия во всех деталях. Я хочу всего лишь кратко описать архитектурные и пространственные приемы, характеризующие подобную разметку. Сразу стоит отметить важный момент — церемониальной разметке не отведено никакого места, нет никаких отмеченных дорожек, хотя, казалось бы, — тут им самое место. 

Задняя стенка заостряется в направлении храма, театрально преувеличивая глубину пространства. <…> Форум Нервы, расположенный сбоку от первых двух, раскрывает пространственное впечатление, описанное выше, в совершенно иной форме, в этот раз даже с избытком. Площадь была сильно удлинена и закруглена в верхней части на манер цирка. Храм Минервы был целиком разрушен — остались только ступеньки и портик. 

Если продолжить движение от Форума Августа и пересечь атриум, вы попадете в Форум Траяна, размеры которого — примерно 90 × 110 метров. Вход был украшен триумфальной аркой. С этой точки оставшиеся элементы комплекса располагаются на одной оси. Отдельно стóит отметить, насколько различаются колоннады, окружающие каждый из форумов. В последнем — по бокам триумфальной арки стоял одиночный ряд колонн, затем — слева и справа от основной оси — двойные колоннады, которые добавляли пространственной глубины посредством полукруглых апсид. Лицевая стена площади — почти без декора, кроме мест, прилегающих к Базилике Ульпии (они были украшены колоннами). Согласно реконструкции Пола Бижо, центральная зона и две боковые колоннады закрыты. Полукруглые аспиды в верхней части были оставлены открытыми. В результате мы имеем два ряда колонн на продольной оси базилики и три — на поперечной. 

В конце концов, пройдя очень узкий атриум, в котором стоит колонна Траяна, вы попадаете в Храм Траяна, расположенный в удивительно тесном месте — с каждой стороны храма все, что мы имеем, — пространство шириной с улицу. Контекст последовательной композиционной логики Императорского форума позволяет обнаружить определенный замысел в таком пространственно стянутом финале. 

Эпилог 

Я надеюсь, мне удалось показать с помощью богатого материала, что к своему определению концепции городского пространства я пришел после длительного поиска. Все факты исторического наследия свидетельствуют, что знание, накопленное веками, содержит множество истин, которые грех не использовать. Я собирал этот материал для студентов, надеясь вдохновить их углубиться в наше архитектурное наследие. Почти никакие открытия в архитектуре сегодня невозможны. В наше время проблема в другом. К сожалению, мы мало критикуем непродуманные, сиюминутные решения. Нам нужен критический подход. У человека есть пара рук и пара ног, и пропорции его тела должны быть мерой всех зданий. Это относится не только к лестничным маршам или высоте потолков, но и к дизайну публичного пространства в городском контексте. В этом отношении на сегодняшний день городское планирование терпит крах.

 

Этот материал является частью сборника к онлайн-курсу «Общественные пространства».

Лонгрид
25 октября
Лонгрид
25 октября
Поделиться:
Facebook
Вконтакте
Twitter