Архи-текст: «Семьи, живущие в квартирах»

Лонгрид
6 декабря
Лонгрид
6 декабря

Публикуем в рубрике «Архи-текст» статью Д.М. Фэннинга «Семьи, живущие в квартирах» – социологическое исследование о влиянии массового жилья на физическое и психическое состояние его обитателей. Несмотря на то, что текст был написан в 1967 году, а наблюдения автора основывались преимущественно на британском контексте, многие положения  статьи актуальны и сегодня, а вопросы здоровья и безопасности являются ключевыми для городской застройки. 

Другие тексты из сборника чтения к онлайн-курсу «Новое жильё» вы можете найти на странице курса.

Введение

То, что плохие жилищные условия негативно сказываются на здоровье сообщества, известно еще со времен Чедвика. Однако степень влияния жилищных условий на человека и недуги, которые может вызвать жилье низкого качества, изменились. Доказано, что за последнюю четверть века здоровье людей, живущих в новых городах и новых жилых комплексах, в ряде случаев ухудшилось сильнее, чем того можно было ожидать, учитывая улучшение санитарных условий. 

Многие винят в этом социальные факторы, среди них Янг и Уильмотт, которые описали, как семьи, переезжающие из Бетнал-Грина в новые жилые комплексы за пределами Лондона, обрывают связи со своими родными. Братерстон и Чейв отметили, что люди, поселившиеся в новых жилых комплексах, обращаются к врачу чаще, чем этого можно было бы ожидать, а Мартин, Братерстон и Чейв обнаружили, что доля неврозов у обитателей новых жилых комплексов на 77% превышает средний показатель по стране. Исследования Тейлора и Чейва показали, что люди, живущие в одном из новых комплексов, обращаются к врачу даже с менее серьезными проблемами, что привело к росту выраженных неврозов. 

Влияние враждебной среды новых жилых комплексов хорошо изучено, однако другой феномен современной городской застройки — строительство большого количества блочных многоэтажных домов — практически не исследовался. Хирд обнаружил, что жители квартир чаще болеют. Среди детей до 10 лет, проживающих в квартирах, он зафиксировал вдвое больше случаев инфекций верхних дыхательных путей, чем среди детей того же возраста, живущих в отдельных домах. Он также утверждает, что жильцы квартир в два раза чаще обращались к нему с симптомами эмоциональных расстройств. 

Похоже, что у людей, живущих в новых комплексах и блочных домах, здоровье зачастую хуже, чем у тех, кто живет в домах старой постройки, не отвечающих современным санитарным нормам, — хотя принято считать, что и дизайн, и обстановка новых жилищ во много раз превосходят прежние. Чтобы сравнить здоровье жителей квартир и жителей отдельных домов, была изучена заболеваемость в британских семьях военнослужащих, живущих в современных домах и квартирах в Германии. 

Границы исследования

В деталях были изучены данные по 558 семьям в период длительностью десять недель, с 30 августа по 6 ноября 1965 года. Они включали в себя информацию о посещениях врачей, направлениях к специалистам и месте проживания пациента. Выбранные семьи проживали в двух комплексах, которые легко было вычленить из окружающей застройки и сопоставить друг с другом. Одни проживали в комплексе домов, дизайном и планировкой похожих на современные резиденции, а другие — в четырех- и пятиэтажных многоквартирных домах, мало чем отличающихся от подобных домов в Англии. Отрезок времени, за который собирались данные, сравнительно небольшой. В противном случае увеличилось бы количество переездов, произошедших в период исследования. В течение этих десяти недель восемь семей переехали, а на их месте поселились другие восемь, их состав практически не отличался по количеству членов, их возрасту и полу от предшественников, так что на составе популяции эти переезды мало отразились. 

Все данные о посещении врачей были доступны, так как попасть в местную больницу можно было только через единственную частную практику, с чьей помощью проводилось исследование. Сообщество было изолированным и автономным, его членам была доступна вся инфраструктура, привычная для жителей английских жилых комплексов высокого уровня. Здесь были школы, церкви, магазины, автобусы и развлечения. Был выбран период, когда регулярность посещений врача не сильно отличалась от нормы, и на исследуемой территории не было зафиксировано эпидемии или инфекционного заболевания. За весь 1965 год было зарегистрировано 11187 консультаций у терапевта, при этом общая численность популяции составляла около 2480 человек, то есть на каждого зарегистрированного пациента приходилось 4,51 консультаций. В выбранный десятинедельный период 1608 пациентов получили 1409 консультаций терапевта, что соответствует годовому показателю в 4,56. 

Пациенты отвечали следующим параметрам: 

  • Все они были членами семей унтер-офицеров, то есть принадлежали к одному кругу и имели одинаковые доходы. Хотя в классификации специальностей Центрального статистического бюро от 1966 г. им не был присвоен какой-либо класс, в классификации 1950 года их поместили в класс III.
  • Были учтены лишь те, кто оказался в квартире или доме по воле случая, а не по собственному выбору. Как правило, освободившуюся жилую площадь предоставляли в порядке очереди, но бывали и исключения, которые не рассматривались в исследовании.
  • Сфера социальных услуг была одинаково хорошо развита, то есть автобусы, школы, магазины и медицинские услуги были доступны в равной степени.
  • Все они были зарегистрированы в одной и той же врачебной практике — это означало, что учитывать можно было показатели жен и детей военнослужащих, сами военнослужащие не были исследованы.
  • Все они жили в шаговой доступности от приемной врача.

Возрастная структура двух групп была приблизительно одинаковой. В семьях, живущих в квартирах, было в среднем 1,9 ребенка, а в семьях, живущих в домах,— 1,8 ребенка. 

Трехэтажные дома с современной планировкой и продуманной конструкцией. У каждого дома — свой сад на заднем дворе, общий с соседями вход. Они стояли вплотную. В каждом было две или три спальни. Центральное отопление проведено по всей территории. Квартиры располагались в четырех- и пятиэтажных домах с продуманной планировкой. Перед каждым домом было озелененное общественное пространство. В каждой квартире было две или три спальни и центральное отопление. В группу А вошли 1163 человека — женщины и дети из 398 квартир. Группа Б состояла из 445 женщин и детей, проживавших в 160 домах. 

Расчет заболеваемости

Большинство исследований заболеваемости среди пациентов базируется на общем числе консультаций у врача. Представляется, что требуется более точный подход, так как количество посещений врача может зависеть от личных предпочтений специалиста, его клинических методов, опыта и загруженности — а также от возможностей пациента. Более точный способ измерения заболеваемости достигается подсчетом количества первых консультаций, как описано в Докладе об измерении заболеваемости подкомитета Центрального статистического бюро. Этот способ подразумевает учет количества первых консультаций по поводу болезни или недомогания, проведенных в течение определенного периода, и его сопоставление со средним числом людей, подверженных риску заболевания в данный период. Пациент может обратиться к врачу по поводу двух и более заболеваний в заданный период времени — это особенно верно для инфекций дыхательных путей, —  поэтому было также учтено число пациентов, проконсультировавшихся с терапевтом в течение десятинедельного периода. И те, и другие измерения были использованы при сравнении данных жильцов квартир и жильцов домов. Количество подверженных риску равняется количеству членов популяции в начале исследования. 

Различия в типах заболеваний

Сравнение количества первичных консультаций терапевта показывает, что заболеваемость среди семей, живущих в квартирах, на 57% выше, чем заболеваемость жителей домов, а к специалистам пациентов из этих семей направляли на 63% чаще. Показатели по госпитализации приблизительно одинаковые, это может означать, что заболеваемость жителей квартир была выше, однако их болезни не представляли более серьезной угрозы. 

Характер повышенной заболеваемости был установлен при помощи классификации диагнозов в соответствии с Международной классификацией заболеваний, разработанной Всемирной организацией здравоохранения. В обеих группах самый распространенный диагноз — заболевания дыхательных путей; они составляют 35,1% всех заболеваний жителей квартир и 26,5% заболеваний жителей домов. Разница в доле заболеваний среди членов двух групп значительна на уровне P<0,01, если используется критерий согласия χ 2. Самым распространенным заболеванием была инфекция верхних дыхательных путей, но интересно, что диагнозы «бронхит» или «воспаление легких» были поставлены в 14 случаях среди жителей домов и в 66 случаях среди жителей квартир, что означает уровень 31,5 и 56,7 на 1000 человек соответственно. Разница в доле заболеваний значительна на уровне P<0,05. Аналогичная разница (P<0,05) наблюдалась в доле расстройств нервной системы и расстройств восприятия, которые отчасти были связаны с заболеваниями дыхательных путей, так как в их числе были случаи острого среднего отита, которому предшествовала носоглоточная инфекция. 

Заболевания мочеполовой системы среди женщин, живущих в домах, встречались в два раза чаще, и самой распространенной жалобой была нерегулярность менструаций. Все врачи придерживались мнения, что эти заболевания были связаны с долей психоневротических расстройств, которая среди жителей квартир была в два раза выше. Разница в доле заболеваний значима на уровне P<0,05. 

В одном случае доля заболеваний была выше среди семей, проживающих в домах, — речь о патологиях костей и органов движения, которые у женщин, живущих в домах, встречались вдвое чаще. Эти заболевания включали в себя большое количество диагнозов, а самым распространенным было растяжение мышц поясницы (P<0,05).

Различия между возрастными группами

В одинаковых возрастных группах разница между долей заболеваний в квартирах была выше, чем в домах. 

Заболеваемость детей младше 5 лет в обеих группах выше, чем у их старших братьев и сестер, как и можно было предположить. Однако заметна значительная разница между заболеваемостью детей всех возрастных групп, проживающих в квартирах, и заболеваемостью детей, проживающих в домах. Что касается женщин, самая ощутимая разница между жителями квартир и домов наблюдалась среди женщин 40 лет и старше, а также среди пациенток от 20 до 29 лет; разница среди женщин 30–39 лет гораздо меньше. Самая заметная разница в заболеваемости детей из квартир и детей из домов была зафиксирована в доле болезней дыхательных путей среди детей младше 10 лет. Эта разница была менее ощутима среди тех, кому было от 10 до 19 лет, но снова немного увеличилась среди молодых матерей в возрасте от 20 до 29 лет. 

Самое заметное различие в доле психоневротических расстройств было зафиксировано среди женщин в возрасте 20–29 лет и, насколько позволяют судить ограниченные данные, в возрасте 40 лет и старше. 

Эти данные позволяют заключить, что общая заболеваемость среди семей, проживающих в квартирах, была выше, чем среди тех, кто проживал в домах. Разрыв особенно заметен среди детей до 10 лет — дети из квартир чаще страдали от заболеваний дыхательных путей. Разница также заметна среди женщин 20–29 лет, страдающих от заболеваний дыхательных путей и психоневротических расстройств, а также, возможно, среди женщин 40 лет и старше — проживающие в квартирах также чаще жаловались на психоневротические расстройства. 

Различия, зафиксированные в течение заданного периода, не были необычными, так как количество консультаций на дому или в кабинете врача в десятинедельный период для всех возрастных групп находилось в пределах нормы. Поэтому можно сделать вывод, что состояние здоровья семей, проживающих в квартирах, было хуже, чем у живущих в домах. Жители квартир болели значительно чаще — но их болезни не были более опасны, чем болезни жителей домов. В течение периода исследования была зафиксирована одна смерть — младенца из квартиры, скончавшегося от скоротечной вирусной пневмонии. Если измерять степень опасности заболевания по количеству госпитализированных лиц, между представителями обеих групп не наблюдается разницы. 

Инфекции дыхательных путей

Традиционные причины роста случаев инфекций дыхательных путей —  перенаселенность и плохая вентиляция — в исследуемых квартирах не были обнаружены. Квартиры достаточно просторные, с двумя — тремя спальнями и центральным отоплением во всех помещениях, то есть все пространство было пригодно для комфортного использования. С другой стороны, площадь помещений в современных квартирах обычно приближается к минимально допустимой, в отличие от площади помещений в домах. Спальни в квартирах, как правильно, меньше спален в домах. Помещения в квартирах в целом гораздо компактней помещений в домах, значит, жители квартир теснее взаимодействуют друг с другом. 

Помимо площади, главное различие между домом и квартирой в том, что жителям домов значительно легче оказаться за пределами своего жилища на свежем воздухе. Возможно, именно этим объясняется повышенная доля заболеваний дыхательных путей среди жителей квартир. После уроков ребенок, живущий в доме, скорее всего, пойдет играть в саду, а ребенок из квартиры в большинстве случаев останется дома. Многоквартирные дома оснащены детскими площадками, которые нередко используются, однако даже в самый солнечный день горки и качели собирают меньше детей, чем можно предположить, зная количество живущих неподалеку. С другой стороны, гораздо чаще можно наблюдать множество детей, играющих в садах на заднем дворе или на лужайках перед частными домами. Матери, живущие на втором этаже и выше, спускаются вниз как можно реже и, разумеется, стараются держать маленьких детей на виду, да и дети зачастую не хотят слишком далеко уходить от матери. Еще одно подтверждение тому, что жители квартир менее активны и реже выходят на улицу: в период исследования среди жителей квартир был зафиксирован гораздо более высокий процент заболеваний опорно-двигательного аппарата, чем среди жителей домов. 

Высокое число заболеваний дыхательных путей среди жителей квартир также позволяет предположить, что те, кто живет на втором этаже и выше, чаще страдают от подобных заболеваний, чем жители первых этажей, которым легче выйти на улицу. Эта гипотеза подтвердилась. 

Очевидно, с высотой расположения квартиры доля заболеваний дыхательных путей медленно, но верно растет, несмотря на то что планировка и размер квартир не меняются в зависимости от этажа. 

Неврозы

Количество зафиксированных психоневротических заболеваний намного ниже, чем заболеваний дыхательных путей, однако их доля (если судить по первичной консультации у терапевта) среди женщин 20–29 лет, живущих в квартирах, почти в три раза превосходила долю психоневротических заболеваний среди их сверстниц, живущих в домах. Вероятнее всего, не все случаи были учтены, так как повод обращения вносился в категорию «неврозы» лишь в том случае, если расстройство было несомненно психоневротического характера. Большое число случаев, которые могли бы быть внесены в эту категорию, были зафиксированы как «неопределенные симптомы без диагноза». Эта группа включала в себя самые разнообразные типы обращений, в том числе и случаи, когда женщина приходила сама или с ребенком по поводу какой-либо, казалось бы, незначительной проблемы, хотя на самом деле ей просто хотелось поговорить с посторонним человеком. 

Заболевания, как правило, не представляли собой опасности, и в большинстве случаев терапевт мог справиться с ними своими силами. В течение десяти недель пять жителей квартир и три жителя домов были направлены к психиатру. Случай госпитализации был один — госпитализировали жительницу дома. Следует учесть, что эти заболевания не представляют большой опасности, однако они часто длятся долго и мешают человеку нормально функционировать; нередки и рецидивы. Представляется, что пациенты, у которых были найдены симптомы душевных расстройств — это лишь верхушка айсберга. Множество случаев подобных заболеваний не было диагностировано. Возможно, что рост процента других заболеваний — особенно гинекологических — отчасти объясняется тревогой и напряжением, не зафиксированными в исследованиях. 

Причины психоневротических расстройств, вероятно, были самые разнообразные, но, несомненно, монотонность и скука сыграли свою роль. Квартиры были хорошо оборудованы и устроены так, чтобы экономить силы жильцов. Женщины периодически жаловались своим врачам, что на работу по хозяйству у них уходит мало времени и они начинают скучать. Поскольку магазины были расположены близко, даже на покупки уходило мало времени. Можно было доехать на автобусе до крупного торгового центра, но — как и в случае с прогулками по окрестностям — это развлечение вскоре приедалось, и женщины оказывались заперты в квартире наедине с собой. Если в семье были дошкольники, женщины еще реже покидали дом, так как дети требовали постоянного ухода. Рядом с домом не было сада, где дети могли бы играть в безопасности, и со временем дети только усиливали тревогу и раздражение матерей. 

Самое заметное различие между жизнью в квартирах и в домах — отсутствие общения между семьями, живущими в квартирах. Возможно, именно этим и объясняется изоляция и одиночество женщин. Это обсуждалось на приемах у врача, но и сами врачи замечали этот феномен, посещая пациентов, живущих в домах, — контраст между жителями квартир и домов был очевиден. Во время визита можно было часто застать в гостях соседей, а если женщина заболевала, дверь нередко открывала соседка, зашедшая помочь. В случае с жильцами квартир все было иначе: как правило, или мужчина брал отгул, чтобы помочь жене, или ей приходилось справляться с болезнью собственными силами. 

Этот феномен изоляции был уже описан как распространенный в новых жилых комплексах — об этом упоминали Янг и Уильмотт, исследуя семьи, переехавшие из Бетнал-Грина. Изоляция объясняется разрушением матрилокальной семьи, где матери и замужние дочери живут рядом, часто общаются и формируют расширенную семью, самодостаточную ячейку общества, члены которой зависят друг от друга. Но почему же разрыв семейных связей больше влияет на жителей квартир? Возможно, дело в том, что дети, живущие в домах, не сидят в четырех стенах (и не заставляют матерей сидеть дома), а, наоборот, помогают установить связи между женщинами, когда собираются шумными компаниями около дома. Гораздо проще выйти на крыльцо или переброситься парой слов через ограду сада, чем спуститься по лестнице из квартиры. Сады — нейтральная территория, и обстановка там гораздо более непринужденная, чем тогда, когда гости приходят в квартиру. Таким образом, застенчивой женщине, склонной к душевным расстройствам, легче вступить в общение с соседями — и это помогает предупредить заболевания. 

Эта теория отчасти подтверждается изучением доли психоневротических расстройств в зависимости от высоты этажа, на котором расположена квартира.

Доля психоневротических расстройств среди женщин, живущих на верхнем этаже, в два раза превышала долю расстройств среди тех, кто жил на первом этаже, то есть c повышением расположения квартиры неуклонно росла и доля психоневротических заболеваний. 

Теория подтверждается и тем, что доля психических расстройств среди женщин 30–39 лет, похоже, не зависела от того, где они проживают — в квартире или в доме. Их дети уже ходили в школу, следовательно, эти женщины не были заперты в четырех стенах. Многие из них работали в магазинах и офисах (полный или неполный рабочий день) и, таким образом, общались и избегали изоляции. 

Женщины 40 лет и старше плохо переносили жизнь в квартире, так как в силу возраста были менее терпимы к переменам, чем более молодые женщины. Они привыкли жить в домах, и многие из них с трудом приспосабливались к новым условиям. 

Вне зависимости от возраста женщин, возможно, связанная с жизнью в квартире заболеваемость отчасти объясняется тем, что с переездом в другую страну они оторвались от привычного жизненного уклада. Может быть, живи они в более привычном социуме, неблагоприятное влияние квартир было бы не столь сильным. 

Подведение итогов

Можно предположить, что изученная популяция была достаточно здоровой: эти семьи согласились связать свою жизнь с многочисленными переездами по Соединенному Королевству и по свету, и, возможно, имел место некий отбор. С другой стороны, они часто испытывали стресс и жили в условиях, напоминающих условия в новых английских жилых комплексах. Разрыв семейных связей произошел добровольно в том смысле, что все мужчины выбрали службу в армии и согласились отделиться от своей семьи. Таким образом, прямое сопоставление здоровья этих семей со здоровьем популяции нового города или нового жилого комплекса в Англии представляется затруднительным, но увеличение заболеваемости среди семей, живущих в квартирах, указывает на то, что, вероятно, здоровье этих людей подвергнуто неблагоприятному влиянию. Также возможно установить, чем рискуют заболеть жильцы квартир. 

Самые распространенные болезни среди жильцов квартир — заболевания дыхательных путей и психоневротические расстройства. Они могут показаться малоопасными, но со временем грозят привести к утрате трудоспособности. У детей рецидивы инфекций дыхательных путей могут привести к серьезным повреждениям и даже хроническому бронхиту и бронхоэктатической болезни (в Англии такой ход развития событий уже печально известен). Даже легкие психические расстройства сложно вылечить быстро и полностью, и рецидивы очень часты. Удаляясь от общества и замыкаясь в четырех стенах, молодые матери и дети подвергают себя опасности хронических заболеваний. Такая практика противоречит всем принципам гигиены. 

Только некоторые архитекторы, работающие над проектами новых жилых домов, осознают опасность жизни в квартирах. Важно, чтобы все архитекторы, а также терапевты и врачи, работающие в сфере общественного здравоохранения, попытались глубже и шире исследовать эту проблему. Необходимо, чтобы власти, отвечающие за строительство домов, также осознавали проблему. 

Выводы

Было проведено сопоставление двух групп семей служащих Вооруженных сил Великобритании, размещенных в Германии. Одна группа жила в квартирах, а другая — в домах. Было обнаружено, что заболеваемость в семьях, живущих в квартирах, на 57% превышает заболеваемость в семьях, живущих в домах. Заметнее всего разница между долей дыхательных заболеваний среди молодых женщин и детей, а также между долей психоневротических заболеваний среди женщин. 

Предполагается, что различие в доле заболеваний дыхательных путей объясняется ограниченностью жилой площади квартиры по сравнению с домом, а также заключением семьи в четырех стенах. Эта замкнутость и, как следствие, социальная изоляция, вероятно, послужили причиной роста числа психоневротических заболеваний среди женщин. 

Исследуемые семьи подверглись двойному стрессу: они оторвались от своих родственников и вынуждены были переселиться в квартиры со всеми их ограничениями. Учитывая большое число многоквартирных домов, которые сейчас строятся, и распространенность семейных переездов, предлагается более глубоко изучить влияние жизни в квартире на здоровье.